Даниэль Дант. Глава II. Молодые сектантки у дуба

Волею судеб нашего героя заносило во многие места. Сам осознавая свою пассивность в жизни, он стремился почувствовать всё на себе, отдаваясь всецело стремительному потоку происходящих событий. Вот и сейчас он идёт по улице, в светлый майский денёк, окидывая взглядом окружающие окрестности. На пути его встал беззубый дурачок: “Пойдём в лес на пикник”. Привыкший быть настороженным всегда и везде, Даниэль тем не менее не увидел чего-либо опасного в странствующем сектанте (ибо на майке его было написано “секта”, “Америка”) и поспешил согласиться, т.к. всегда был дружелюбен. Однако, мы не можем не сказать, что в другой день наш профессионал уж взгрел его по ушам за излишнюю навязчивость, а то и голову отрубил, или уши поотдирал да выбил остаток зубов напоследок. Но Даниэль был в хорошем настроении и, можем сказать, что беззубому секстанту страшно повезло.

В назначенный час Даниэль явился в назначенное место. То был небольшой лужок, ясно освещаемый солнцем. Чуть поодаль стояла маленькая хижинка с флажком “секта”. “Эй, беззубый урод!” – вежливо окрикнул наш герой столь искалеченного странствиями сектанта. – “Мы идём или нет !?!?” – всё ещё стоя на лугу кричал пунктуальный человек.

Тем временем, сектант сидел в хижине с двумя другими, ещё незнакомыми читателю проповедниками слова аллашьего. Они ещё мирно попивали чай, когда их главаря окрикнули. Неловко держа чашку в руке и заслышав крик, он описался от страха. Сообразив, что дела имеют плохую тенденцию, он немедленно опрокинул чашку и воскликнул: “Ох, какая неприятность!”. Высунувшись из хижины, и едва завидев нашего героя быстро подбежал к нему. “У меня там гости – две сектантки – девушки – девственницы” – еле связно пробормотал он.

Даниэль вздрогнул: какое-то слово в миниатюрном монологе уродца вызвало у него бесчисленные приятные ассоциации. Но мысль, что чистые и непорочные создания оскверняются “проповедями”, равно как и запах, исходящий из шорт сектанта, помутили его сознание. Он машинально схватил его за шею и готов был рассчитаться, но новая идея заставила его остановиться. Он выхватил свой старый охотничий нож, снял “мокрые штаны” сектанта и, отрезав его яйца бросил их в давно поросшие колючим кустарником поле.  Сектант было опешил, но уже через мгновение его пятки сверкали в направлении поля.

Даниэль вошёл в хижину и оглядел всё вокруг, но не успел, так как внимание его было приковано только двумя молодыми сектантками, уже пристально смотревших на него и изумлённых видимо его красотой и наглостью. “Ну-же, дамочки, пойдёмте в лес на пикник!” – робко предложил Даниэль, указывая на толстую сумку с провизией. Забыв о своём главаре, сектантки вынырнули из хижины и гуськом пошли к лесу, впереди Даниэля, постоянно, из-под плеча оглядываясь на него. Смеем сказать, что сей красавец был нисколько не смущён, а даже привычен к таким ситуациям, ведь даже издалека раздававшиеся крики: “Аллах! Где мои яйца?!?!” не отвлекали честную компанию от маленького путешествия.

Но, зная необузданный характер Даниэля, мы можем заключить только то, что его глаза смотрели чуть ниже среднего уровня. Он уставился на две попки: маленькие, как ему показалось на первый взгляд, но молодые, сочные. Одна была заключена в чёрные джинсы, под стать верхней части туловища, одетой в чёрную джинсовую куртку. Белые волосы были забраны в конский хвост сзади, а спереди красовалась столь же конская, на маленьком личике чёлка. Рот был маленький и раскрывался не больше, чем на четыре пальца, что было совершенно. Эти заключения он сделал, когда сия сектантка-девственница оборачивалась и улыбалась не-по-детски возбуждающе своему новому приятелю. Другая попка, – в прекрасных чёрных длинных штанишках подчёркивалась завязочками по бокам на уровне колен. Сверху была накинута джинсовая синяя куртка, длинные светло-золотистые волосы подчёркивали изящность её фигуры. Глаза её и лицо были для него не ясны, ибо  она, уставившись в землю, шла и виляла бёдрышками.

Через пять минут шествия подходящее для пикника место было найдено. Это был маленький участок с пеньками, посреди которого возвышались могучие сосны и дубы, в глубинке леса.

— Привал! – вздохнул Даниэль с облегчением, снимая с себя тяжёлую сумку.

— Давно пора! – сказала сектантка с ротиком.

— Да, здесь так хорошо! – молвила другая, усиленно вдыхая здешние ароматы! Теперь Даниэль мог хорошо запомнить её ангельское личико, маленькую и одновременно пышную грудь, которую хотелось трогать всем своим телом и изящную стрелочку, естественно создаваемую рельефом ног и ведущую в молодую пещерку. Внезапно на лице у девушки появился румянец и она, задержав взгляд на молодом человеке, еле проговорила: “Я пойду на минуту подышать этим прекрасным воздухом”, и ещё больше покраснев, удалилась в глубь леса.  Тем временем, Даниэль уселся на пенёк, а очаровательная сектантка с ротиком начала приготовления к трапезе. Она вынула все продукты и начала намазывать масло на хлеб. Но прежде чем сделать очередной мазок, она самым сексуальным образом слизывала свисавшую часть растаявшего масла. У неё был маленький длинный язычок и у Даниэля возникло желание непременно соединить его со своим. Он подошёл в ней, и когда она, глядя на него слизывала нарочно как можно привлекательней, он отвёл её руку с ножом ото рта и подарил ей масляный поцелуй длиной в пол минуту. Чтобы возбудить в девушке желание он равнодушно отошёл и приляг на землю. Она некоторое время сидела и смотрела вдаль, затем встала на четвереньки, повернувшись к нему прекрасной попкой, потом стала резать колбасу. Он возбудился до предела, но не смел напасть на неё, ведь подруга могла прийти в любой момент. Затем он спросил: “А можно мне кусочек?” – Она подошла к нему и села на колени, протянув съестное. Он попробовал и сказал: “Спасибо, у меня лучше” и, расстегнув ширинку, вынул перевозбуждённый член.

Девушка обомлела. Никогда она ещё не видела такой мощный и толстый член. Она было хотела обхватить его руками, чтобы узнать какой он на ощупь, но парень спрятал свой клад. Тогда она потянулась к юноше и улеглась на него лицом к лицу. Подарив ему поцелуй, она сама расстегнула ширинку, вынула член и сунула его себе в рот. Даниэля охватили трепетные ощущения. Никогда ещё его член не был в таком влажном и тёплом ротике. Она принялась сосать очень быстро. Язык её нежно ласкал его венчальное кольцо, исходя из глубины рта, высовываясь вперёд и уходя обратно. Она также будто задыхалась и всасывала член, словно он был единственным источником драгоценного для неё воздуха. Он готов был обкончать её рот, забив спермой, чтобы она подавилась насмерть – так велико было его возбуждение. Чувствуя приближавшийся оргазм, он схватил её за маленькую головку и всадил член в самое горло. Но не тут-то было. Она начала двигать голову вперёд, всасывая член ещё глубже. Оргазм не заставил себя ждать. Первый волны заполнили её рот, но быстро начав глотать и по-прежнему сося, она вызвала вторую волну, которой не могла противопоставить ничего. Она лишь положила голову бездвижно на его член, оставив ему возможность заполнить её спермой до отказа и сама посасывала его от оргазма, который испытывала.

Что же в это время делала другая, “ангельская” сектантка? Она не стыдясь ежей и комаров, отчаянно мастурбировала в глубокой чаще леса. Расстегнув штанишки на завязочках, она просунула руку глубоко во влагалище и, лаская себя там, начала представлять единение с Даниэлем. Но усилия её были напрасны, ибо возбуждение от образа Даниэля проходило с мыслью о том, что он не находится с нею в данный момент. Застегнувшись, она угрюмо зашагала назад в лагерь. Какого же было её изумление, когда она застала девушку с ротиком, усевшись на юноше верхом, безуспешно пытаясь возбудить его член своими ручками, поднося его руки к своей пышноватой груди, даже не расстёгивая лифчика! – Повсему была видна её неопытность в любви.

Видя тщетные усилия своей подруги, девушка-ангел, повернувшись спиной к лежавшему Даниэлю и виляя бёдрами, начала снимать штаны вместе с трусиками. От этого зрелища Даниэль снова воспрял духом. Он повернул ротастую спиной на землю, сам улёгся на неё и начал срывать с неё одежду. Он начал с джинсовых штанов, затем зубами содрал трусики и не медля раздвинув ноги, вогнал в неё свой член. Затем полетели джинсовая куртка и бюстгальтер. Она была совершенно нага, и он трахал её что есть мочи, глядя на ангельскую девушку. Та тем временем, стала рачком без трусов и взявшись обеими руками за две сочные ягодицы, раздвинула попку их, показав вход в маленькое анальное отверстие, чисто вымытое и смазанное слизью из влагалища во время мастурбации. Быстро кончив в ротастую девку, Даниэль всё ещё возбужденный бросился на новое блюдо, оставив старое лежать в припадках охватившего её оргазма. Он схватил ангела за талию, затем руками стянул лифчик и начал тискать её груди. Соски её были твёрдые, как сталь и говорили о большом желании. Тут он двинулся членом в её жопу. Она глухо прост издала пронзительный крик ещё более ангельским голосом. Он двинулся снова. Последовал ещё более отчётливый, но уже стон. Он ещё сильнее взялся за её бёдра и начал всовывать так часто, как мог. Он кончил в неё так много спермы, что она потекла по её ногам. Он медленно спустил её на землю и перевернул на спину. Затем стал целовать грудь и снова готов был взяться за дело. Она поставила ему ноги на плечи. Он вошёл в неё, но теперь во влажное и тёплое от мастурбации влагалище. Теперь она ощутила всё, что так сильно хотела. Он вставлял член так глубоко, что она не могла не ощущать головку его члена глубоко внутри. Она втянула его член ещё глубже, раздвинув ноги шире и от этого испытала такой оргазм, что опрокинулась без чувств. Даниэль докончил дело и улёгся на неё, похрапывая.

Читайте также: